February 20th, 2018

  • onb2017

Какой интернетный лавочник не мечтает стать безосом?



“Представьте, что вам нужно объяснить капитализм инопланетянину: ‘Э...несколько людей владеют всем вокруг, и в течении 40 рабочих часов все остальные должны делать то, что они прикажут.’

Инопланетянин: ‘Но почему?’

Я: ‘Ну, мы думаем так, потому что есть такие вещи под названием ‘телевизоры’, и ‘телевизоры’ говорят нам, что это хорошо. И кстати, те же люди владеют телевизионными каналами.’

Опять несчастному миллиардеру Джеффу Безосу, владельцу крупнейшего интернет- магазина “Amazon” и всех прочих бизнесов, придется светить свою перетруженную непосильной эксплуатацией физиономию.

Collapse )

Боевое применение кунг-фу в условиях Гражданской войны.

Из воспоминаний ветерана К.Кобиева об обороне Владикавказа (журнал "Дон", номер 9 за 1957 год "Дружба, скрепленная кровью"):
"К апрелю 1918 года наши силы во Владикавказе уже имели достаточную оформленность как в части своей организации, так и дисциплинированности. Состав и организация этих частей были таковы: 1-й Терский батальон с тремя ротами и командой с шестью орудиями, маленький отряд Третьякова, рота китайцев и один бронепоезд с двумя орудиями и двенадцатью пулеметными установками.
В этих частях регулярно проводились военные занятия. В китайской роте занятия по интернациональному воспитанию бойцов шли 15 минут на русском языке, а затем час на китайском.
Оружия не хватало, вновь организованные отряды вооружались за счет трофеев. Так, например, однажды 5 человек китайцев, желавших вступить в роту, захватили обоз с оружием, которое группа бандитов переправляла из одного селения в другое. Захватили много винтовок, но пулеметов все равно не хватало".

5 (пять) каких-то китайских работяг, без оружия, отжали подводы с винтовками и патронами у бандитов. Вооруженных бандитов. Вооруженных кавказских бандитов.

Двадцать узбеков и хлеб для Волги.

Из доклада секретаря Каттакурганского угоркома Компартии Туркестана "О третьей годовщине ЧОН", прочитанного в 1924 году в Самарканде:
"С марта 1922 года каттакурганским чоновцам пришлось оперировать против басмаческих банд. В апреле наш ЧОН при перевозке хлеба из кишлака Митань в Каттакурган встретил на пути басмаческую банду, которая пыталась захватить транспорт с хлебом, бесценный в то время груз, так как в России был голод.
Малочисленный отряд чоновцев второй очереди из 20 человек мужественно отразил нападение 150 басмачей и доставил весь хлеб в город. Чоновцы, охраняя транспорты с хлебом, трижды вступали в ожесточенный бой с превосходящими силами басмачей"
(бывш. Партархив Сам. ОК КП УзССР, ф. 226, оп. 2, д. 2, л. 5).

Вторая очередь ЧОН в Самаркандской области - это местные мужики 40-50 лет, которые три раза в неделю занимаются после работы боевой подготовкой. Мобилизуются по тревоге в пятнадцать минут по адресам своих ячеек. Несут караульную и конвойную службу. Воюют в своем, домашнем. Общее командование и обучение осуществляют кадровые военные. В Каттакурганском ЧОН 600 коммунаров, командир - тов. Полетаев, единственный русский.

Ту колонну атаковала банда Мирзы-Палвана.
В бою убило двух рабочих-коммунаров и санитарку Саиду Камалову, пятерых ранило. Коммунар Шербобо Курбанов попал в плен, был избит, но смог вырваться, бежать и навести на отступившую банду прискакавший на выстрелы кавдивизион ГПУ.


Рахмат вам, мужики. И тебе, Саида Камалова.

А.А. Каменских. Боевая сила партии (Из истори ЧОН Самаркандской области - 1921-1925 гг.). Ташкент, 1972.

Ма-ма. Мама. Мамочка.

Взято у d_clarence  в "Ма-ма. Мама. Мамочка."

В 1916 году до одной из нищих шаньдунских деревень дошла весть, что в Мукдене какие-то русские вербуют молодых мужчин для работы в России. Семьи в деревне большие, а прокормиться трудно - в город потянулось большое количество младших сыновей. В их числе был и 18-летний Цзи Шоу-шань. В Китае было плохо и голодно, в России оказался настоящий ад - Цзи Шоу-шань попал на стройку мурманской железной дороги. Жили в бараках, оставленных военнопленными. В бараках кишели вши и вскоре разразилась эпидемия тифа. Кормили плохо, денег не платили, о медицинском обслуживании и не слышали - началась цинга. Болеть нельзя - невыход на работу означал лишение пайка. Каждый день хоронили товарищей. Цзи Шоу-шань потерял там половину зубов и должен был помереть, но весной 1917 года он попал в большую группу китайцев отправляемых в Армению на рытье оросительных каналов. В Армении было тепло и выплатили деньги за работу на Севере - по 50 копеек на брата.

В Армении работали вместе с русскими заключенными. Денег не платили, кормили плохо.
В октябре охрана каторжных куда-то делась, начальство испарилось. Пошли толпой в Тифлис.
В Тифлисе на улицах была революция и красногвардейские патрули. Часто стреляли и все было непонятно. И здесь с Цзи Шоу-Шанем произошло все в точности как в рассказе Булгакова "Ходя".
Он подошел, совершенно голодный, к группе каких-то людей в красных повязках и выпалил все, что знал на русском. Люди взорвались хохотом, расспросили его кто он и откуда, накормили хлебом с кипятком. И позвали с собой в Грозный.
В пути Цзи Шоу-шань особенно сдружился с людьми в полосатых тельняшках. Их старший, матрос Тимофеев, назвал его "Саней" и стал показывать устройство пулемета "максим". Цзи сразу ухватил науку, а на пробных стрельбах положил очереди куда надо - оказался прирожденным пулеметчиком.
В Грозном Тимофеев получил назначение командиром бронепоезда "Богатырь" и взял "Саню" с собой. Цзи очень много перенял у Тимофеева, стал отважным и решительным бойцом. В бою, под обстрелом, когда приходилось худо, Цзи кричал с диким китайским акцентом любимое выражение Тимофеева: "Даешь, даешь "максимка" мировую революцию!". Бойцы смеялись и становилось не так страшно.
Цзи жил и спал рядом с верным пулеметом. Рядом с ним же его и свалил тиф. Тимофеев лично отнес его в санитарный поезд и размахивая наганом потребовал "лечить как положено". Поезд отвез Цзи в Грозный, где его поместили в переполненный тифозными больными барак. Места в палате не нашлось и Цзи положили в коридоре. Случилось это 4 февраля 1919 года.
В ночь со 4 на 5 февраля части Деникина захватили город.

Цзи проснулся от криков, выстрелов и беготни. Понял, что в городе белые и надо бежать - как они расправляются с интернационалистами, Цзи знал не понаслышке. Он собрал все силы что были и побежал за остальными ранеными.
Пробежав несколько кварталов, раненые встретили цепь белых. Белые штыками погнали их назад. У барака их встретила другая цепь и всю толпу погнали к кладбищу.
На кладбище приказали всем раздеться и принялись люто-бешено всех рубить и стрелять.

Collapse )